Вадим Аверьянов (zorkiysokol) wrote,
Вадим Аверьянов
zorkiysokol

Category:

Квашнина считает, что заповеднику кордоны и оружие не нужны? /Хроники Денежкиного камня -4

РАЗМЫШЛЕНИЯ ИНСПЕКТОРА У ПЕПЕЛИЩА
Чтобы не возникало сомнений и подозрений в подлинности авторства, сразу представлюсь - старший государственный инспектор по охране территорий Государственного природного заповедника «Денежкин Камень» Емельянов Дмитрий Владимирович, радио-позывной «Мираж».

Cправка
Заповедник - это особо охраняемая природная территория, полностью исключенная из любой хозяйственной деятельности, в том числе посещения людьми, ради сохранения в нетронутом виде природных комплексов (эталонов природы) и одновременно учреждение, созданное для их охраны и изучения. Основные задачи заповедника сформулированы ещё в начале прошлого века. Г.А. Кожевников считал, что в заповедниках должны исследовать природу, сохраняемую в полной неприкосновенности, для выяснения ее законов. И как же именно они охраняются?

Традиционной формой охраны и контроля ООПТ является кордонная система. Инспектора либо живут на кордонах, либо работают на них вахтовым методом и контролируют зону ответственности кордона посредством обходов (объездов). А относительно недавно, в дополнение к кордонной системе, были добавлены оперативные группы. Современная система охраны российских ООПТ представляет собой комплекс стационарных постов, усиленных мобильными группами. Система вполне логичная и полная и используется не только всеми охранными структурами мира, но и военными. Давайте обратим взоры к заповеднику «Денежкин Камень».

«Броня крепка, и танки наши быстры»
Федеральным законом «Об особо охраняемых природных территориях» государственным инспекторам предоставлено право носить, хранить и применять служебное огнестрельное оружие. Федеральным законом эти самые права может и предоставлены, а вот нашим директором, Квашниной Анной Евгеньевной, - нет. Она убеждена, что оружие инспекторам не нужно в принципе, так как медведи в «ДК» («Денежкин Камень») чуть ли не ручные, а при встрече с нарушителями режима заповедника, в том числе и с вооружёнными браконьерами, наличие оружия у инспекторов спровоцирует нарушителей на нападение.

Вот если инспекторы с голыми руками - браконьеры будут милы и любезны, а если со «стволами» - неминуемо нападут. Следуя этой логике, было бы весьма полезно разоружить нашу армию и милицию... Официально открываю вам «страшную военную тайну»: служебного оружия у наших инспекторов нет. А нет его потому, что вместо того, чтобы привести оружейную комнату заповедника в соответствие требованиям закона (а именно уменьшить размер ячеек неправильно выполненной обрешётки).

Квашнина уже как минимум четыре месяца жалуется в высокие кабинеты на начальника разрешительной службы Североуральска. И вот я никак не пойму: она на полном серьёзе считает, что законы РФ не для неё писаны, или это такой замысловатый способ избавиться от оружия?

Связь
Во время Великой Отечественной войны, опасаясь пеленгаторов, радиоперехвата и экономя аккумуляторы, партизаны выходили на радиосвязь с командованием по расписанию, максимально быстро скидывали информацию и тут же выключали радиостанцию. Так вот, начав работать в «ДК», я просто ошалел, узнав, что на связь тут надо выходить по расписанию, максимально быстро скидывать информацию и тут же выключать радиостанцию! Что нас роднит с партизанами? Аккумуляторов радиостанции в режиме приема хватает только на 40 минут. Сдохли они, выработали свой ресурс по заряду-разряду. Если кто-то считает, что проблема решается элементарно - покупкой новых аккумуляторов, довожу до сведения то же самое, что было доведено до моего: денег нет на новые аккумуляторы! А ведь связь в охранной деятельности зачастую важнее оружия и спецсредств...

Кордоны
Директор Квашнина ликвидировала в «ДК» всю кордонную систему, бодро рапортуя всем, что будет охранять заповедник при помощи оперативных групп и что это намного эффективнее и значительно дешевле. Разумеется, опустевшие кордоны были быстренько сожжены «доброжелателями». Разве что Кривинский пока остался, уж очень, он удобен жителям района как перевалочная база перед походами, сплавами по заповеднику или просто для отдыха.

Оперативные группы
Очередная «страшная тайна» нашего заповедника: вместо оперативных групп в «ДК» есть лишь эти самые 8 инспекторов (причём 8 - это вместе с главными инспекторами, то есть директором и её замом по охране). Надо отдать должное Квашниной и Возьмителю, они не «кабинетные крысы» и на патрулирование сами выезжают регулярно, но... Давайте разберёмся, как патрулируется «ДК».

В заповеднике есть три направления, которые благодаря наличию дорог легкодоступны для незваных гостей: кривинское, шегультанское и северная граница. Север не контролируется вообще, директор считает: «Там никого нет и делать там нечего». Мнение, мягко говоря, странное. Ну что ж, слово директора — закон, и раз на северной границе «никого не бывает», не бывает там и инспекторов. Так что остались лишь два. Чтобы перекрыть одно направление, нужна группа минимум из четырёх человек. Соответственно для постоянного контроля либо все имеющиеся в заповеднике инспектора должны переселиться в лес, либо штат инспекторов должен увеличиться как минимум вдвое. Впрочем... Ещё один секрет «ДК»: на шегультанском направлении тоже «Никого нет и делать там нечего»


Вернёмся к работе нашей «оперативной группы» на единственном оставшемся направлении – кривинском. Но и здесь, по мнению госпожи директора, выезжать туда имеет смысл только на выходные дни. На выходных с досадой разглядываем дух-трёхдневной давности следы от мотоциклов, идущие в заповедник. Все любители ловить рыбу в заповедной зоне хорошо изучили наше расписание, благодаря чему в пространстве и времени мы с ними не пересекаемся.

Да и технические возможности у нас с ними разные. Туда, куда они подъезжают на мотоциклах без колясок, мы вынуждены тащиться пешком и при всём нашем желании элементарно не успеваем их отследить и выловить.  Вообще-то лёгкий мотоцикл в заповеднике есть, но никто из инспекторов в его в глаза не видел, так как «мотоцикл проходит техосмотр». Этот процесс затянулся надолго. Как считает многоопытный главный инспектор Квашнина, пешком надо ходить, от этого здоровья прибавляется. Пешком и с рюкзаком весом 20-30 кг. Или с грузом для восстановления сгоревших кордонов. Вот и таскаются пешком нагруженные, как мулы, инспектора по дорогам, по которым ездят на грузовиках и внедорожниках браконьеры...

В общем, всем всё ясно насчёт «круглогодичного контроля территории заповедника, о котором сообщается в знаменитом «открытом письме сотрудников заповедника»? Движемся дальше...

Техника
Как считает директор, с техникой у неё как минимум хорошо: подыхающие «Нива» и «УАЗ-козлик» и более-менее бодрый «УАЗ-головастик». «Нива» обслуживает нужды городской конторы, а вот «козлик» и «головастик» работают в лесу. Особо пикантно выглядит работа «головастика». Во-первых, пассажиры в его крытом кузове перевозятся вместе с, например, двухсотлитровой бочкой бензина, но о правилах перевозки пассажиров руководство не знает и знать не хочет - не её это проблемы. Ещё есть на балансе заповедника монструозная самодельная машина на базе «ГАЗ-66», которая, ввиду отсутствия денег на запчасти, стала своего рода недвижимым имуществом. Есть и «недвига» - «ЗИЛ-131». Кто-то из бывших сотрудников покатался на нём без воды в системе охлаждения, и «ЗИЛ» встал. Нет денег на ремонт. Да и ладно! Потому что денег на бензин для него тоже нет.

Кроме этих механических полутрупов, работал в заповеднике ещё один «УАЗ-козлик» - мой личный. В принципе, последние два месяца в основном он и работал. Уже на пожаре у него накрылся передний мост. Всё, на ремонт денег нет, и вообще: «ваша машина - ваши проблемы»...Но в целом с техникой в заповеднике всё хорошо...

Наука
Понятно, что заповедники существуют не для того, чтобы их охраняли. Охрана - это лишь досадная необходимость, а смыслом существования заповедников является сохранение и изучение природы. Ну и как с этим обстоят дела в «ДК»? В штате, есть два совместителя, которые приезжают на лето из Новосибирска: орнитолог и паразитолог. Нет, были в подчинении у Анны Евгеньевны и другие научные сотрудники, но они удрали подальше. Она утверждает, что они сами виноваты: неправильно себя вели, плохо работали и так далее. Выяснил я насчёт этого. А ведь взаправду неправильно себя вели! Но о том, что значит правильно или неправильно себя вести в «ДК» - рассказ отдельный.

(Продолжение следует).

Р.S. редакция не во всем разделяет точку зрения автора, но считает необходимым предоставить слово старшему государственному инспектору. Как показали последние события, проблемы заповедника обернулись угрозой для жителей села Всеволодо- Благодатского.

Газета «Наше Слово» № 93 (10046)
от 14 сентября 2010 года

Tags: Анна Квашнина, Денежкин камень, Константин Возмитель, Североуральск
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments